От 7 лет

Добрый Кахаро

 Ольга Вершинина

Давным-давно, у большого озера стояла деревенька. Мала была деревенька, всего в пять домов, а называлась она Запань. Так зовётся садок для рыбы озёрной. По весне идёт рыба вверх по реке, попадает в запань, а оттуда – к людям на стол. Лучшие в округе запани из прутьев для верёвок травяных плели в этой деревеньке, оттого и прозвали её так.

А жили в Запани вепсы – северный народ. Много было у вепсов песен да заклинаний, чтоб жить в мире со всеми духами, что окружали деревеньку. Собирается рыбак в лодку сесть – горсть хлебных крошек в воду бросит да попросит у хозяина воды разрешения рыбы половить. Тот пожалеет рыбака, не станет ему сети рвать, не будет бурю насылать, даст полный невод рыбы и к берегу тихо-мирно лодку пригонит.

Пойдёт вепс в лес по грибы да по ягоды – всегда гостинец прихватит, пирога сладкого кусок. Положит на большой пень в лесу, угостит хозяина леса. Не станет тот сердиться на человека за то, что без приглашения в лес явился, даст полную корзину набрать. А как человек обратный путь возьмёт – поможет на тропке: то веткой махнёт, мол, сюда выходи, то птицей крикнет, мол, осторожнее, болото рядом!

Начнёт вепс по весне поле засевать – закопает на окраине хворостину, которой лошадь погонял, затем горбушку хлеба положит да камнем сверху прижмёт и попросит помочь зерно вырастить. Услышат его добрые хозяева земли, примутся помогать. Мышей с поля прогонят, чтоб урожай не трогали, а вынянчат каждое зёрнышко, чтоб проклюнулось да в сильный колос выросло.

Даже в доме у вепсов жили духи, помогавшие по хозяйству и оберегавшие дом. Начнёт хозяйка новую печь топить – бросит в огонь яйцо, горсть пепла из старой печи, щепочки подкладывает да поёт. Хозяева огня заслушаются, пламя по топке распустят ровно, чугунок прогреют. Как запах вкусной каши по всем дворам пойдёт, все поймут: приняли хозяева огня угощение, переселились в новую печь по своей воле и теперь будут всех в доме греть да кормить.

А на дворе вепсы больше всего почитали Кáхаро – доброго хозяина гумна, что помогал зерно молотить. Говорили, что Кахаро может и птицей, и змеёй обернуться, а бывает – и в человечьем обличье приходит. Не терпит Кахаро, когда богачи зерно у бедных отнимают – всегда он за справедливость. Соберут вепсы урожай, принесут на гумно, обмолачивают да поют:

Добрый Кахаро зерно приносит,
Делает снопов больше,
Дёргает со скирд богачей в наши стога,
К нам на гумно несёт зерно
Вёдрами железными,
Коромыслами медными!

Обмолотят зерно вепсы, наварят каши и обязательно на гумно немного отнесут, чтобы Кахаро отблагодарить:

Добрый Кахаро,
Хозяин гумна, иди есть кашу,
Помоги нам в будущем году
Собрать да смолотить зерно!

А добрый Кахаро знай себе по хозяйству хлопочет. Звякнет цеп на полу, хоть никто его не трогал, а люди говорят: «Видно, Кахаро цеп чинит!» Распахнутся сами собой ворота гумна – известное дело, Кахаро гумно сушит.

Но время шло, день за днём, год за годом. Забываться стали древние обычаи. Ходят люди в лес – хозяину леса не кланяются, не благодарят, рыбу ловят – доброго слова воде не скажут. Чугунок в печь суют – торопятся, поле засевают – суетятся. Духи-то – они тоже живые, без еды да благодарности слабеют, перестают человеку помогать. Стали запани пустеть, грибы-ягоды пропадать. Вспоминать духов люди стали только по случаю, когда что-то нужно от них было. А про Кахаро и вовсе позабыли. В одной только деревни Запани помнил его старый дед Онтой.

Уж девятый десяток лет дед Онтой начал проживать – совсем старый, видит плохо, ходит еле-еле. Сядет на завалинку и целый день сеть рыболовную чинит. Видеть-то не видит, а руки помнят, наощупь ладно чинят, ни одного разрыва не пропускают, сеть как новенькая из-под рук выходит.

Было у Онтоя много детей, да все выросли, поразъехались кто куда. Жил дед Онтой в доме зятя своего, Йохора, что женился на самой младшей дочери Онтоя – красивой да работящей Кене.

Жили они не богато, но и не бедно, в поле трудились, в лес ходили, по озеру плавали, а как окончат к вечеру работать – у огня все вместе соберутся да песни поют. Родилось у Кены двое ребятишек – сперва девочка Окша, а за ней – мальчик Кюрша. Росли они крепкими да здоровыми, Окша не по годам сметлива была, а Кюрша – сильным да весёлым.

Может, и дальше бы они так жили, да случилась война. Пронеслась она волной широкой по дальним холмам да по окрестным лесам, никого не пощадила. Даже деревеньку Запань задела, одни на войне сгинули, другие от голода. Как Йохор с остальными мужчинами ушёл на войну, так ни единой весточки от него и не прилетело. Женщины целыми днями, да порой и ночами в колхозе трудились, и Кена с ними. Остались в деревеньке только старики слабые да дети малые. В доме Йохора за старшую была Окша. Тяжело приходилось усталой Окше: всех накорми да обиходь. Всего восемь годков ей – а деваться некуда!

Научилась Окша сама запань проверять, рыбу вытаскивать. Натрёт Окша бересты в муку, смешает с корой сосновой для сладости, запечёт с рыбой – вот и обед готов. Дед Онтой отщипнёт немного – остальное внукам отдаст. А Кюрша поест и плачет: «Ещё хочу!» Маленький ещё, не понимает, что всем не хватает.

Одна была радость у детей в те голодные дни – забраться перед сном на печь да слушать деда Онтоя. А тот много сказок знал да ладно рассказывал – заслушаешься. Слышали ребятишки от деда и про волшебную козочку, и про девочку, что рыбкой обернуться могла. А больше всего нравились им сказки про духов, что людям помогают.

– Помните, ребятишки, если доброго духа не радовать – он слабеет. А слабый дух помочь человеку не сможет, – говорил дед Онтой. – Потому в прежние времена никогда не забирали мы всё без остатка, и вы об этом помнить должны. Поймаете рыбу – мелких обратно в воду верните, ягоды в лесу берёте – дочиста кусты не обирайте, духам оставьте. Если не будете жадничать – духи сильнее будут и на помощь придут.

Запомнила Окша его слова, загрустила. Как бросить обратно в воду рыбу, если в животе пусто? Как без остатка не собирать ягоды, если дома братишка голодный плачет?

День за днём голодали они, когда время к весне повернуло. Почти все припасы закончились, как ни берегла Окша последнюю муку – и та иссякла. В один вечер пошла девочка на гумно – поглядеть, не сталось ли среди соломы хоть немного зерна. Видит, в самом углу что-то поблёскивает да шевелится. Любопытно стало Окше, подошла она поближе.

Увидала птичку странную – пёрышки блестят, точно кованные, а хвостик тоненький, как у мышки. Сидит птичка, крылья раскинув, взлететь не может, совсем от голода ослабела. И так жалко стало девочке птичку необыкновенную, что обо всём забыла.

Побежала Окша в дом, выскребла из чугунка остатки каши – совсем немного, меньше горсточки получилось. Вернулась девочка на гумно, смотрит: птичка заблестела ярче, переливаться огнём начала. А хвостик-то у неё вовсе не мышиный – на змеиный похож, весь в чешуе да с остриём на конце. Цепляется птичка хвостом за стену, лезет вверх да чирикает весело. Не испугалась Окша, говорит:

– Хоть ты и зверь невиданный, а верно, как все, кушать хочешь! Спускайся, я тебя накормлю!

Спрыгнула птичка, поклевала каши – совсем хороша стала. Разгорелись перья огненным блеском, коготки серебром засветились, а клюв точно золотой стал. Запела птичка – а голос у неё совсем не птичий, на змеиное шипение похож, только с переливами, будто вода журчит да кипит в котле.

Долго птичка пела, а Окша слушала, шевельнуться не могла, до того хорошая песня была. А потом вдруг умолкла птичка, метнулась да улетела прочь с гумна. Пошла Окша в дом, легла спать. Ворочается, а сон не идёт – как уснёшь, когда живот пустой? Так и лежала до самых первых лучей.

А на рассвете в дверь стук раздался. На весь дом слышно: кто-то сильной рукой по доскам колотит. Испугалась Окша – свои так не стучат, значит, кто-то чужой явился.

Подошла к двери и спросила тихонько:

– Добрый ли человек пришёл?

Ничего ей не ответили, только что-то тяжко опустилось на крыльцо, даже дом вздрогнул. Посмотрела Окша в оконце: уходит от дома прочь человек. Лица не успела разглядеть, только одежду заприметила необычную – вроде бы холстина, а блестит на солнце, будто золотой нитью вышита.

Вышла девочка на крыльцо, а там мешок лежит, да такой большой и тяжёлый, что даже доски гнутся под ним. Любопытно стало Окше, развязала она мешок – а тот полон зерна. То-то было радости! Закричала Окша на весь дом:
– Кюрша, погляди, что нам добрый человек принёс! Дед Онтой, просыпайся, кушать иди!

Заторопилась Окша, затопила печь, но не забыла попросить хозяев огня дать ровное пламя. Засыпала зерно Окша в чугунок, поставила на огонь – и зашипела, забурлила вода, точь-в-точь, как невиданная птичка на гумне пела. Сварилась каша – вкусная, рассыпчатая. И пошёл от этой каши такой запах, что вся Запань собралась в доме. Всех Окша угостила, никого не обидела. Ели они и удивлялись – откуда же взялся целый мешок зерна?

И рассказала Окша, как птичка невиданная шипела да посвистывала, словно вода в чугунке. Задумались все – и старики, и дети.

– Видно, то сам Кахаро был, – сказал дед Онтой. – Сначала пришёл, как есть – духом гумна. Ты его пожалела, не прогнала, а накормила. Набрался он сил и человеком обернулся, чтоб тебя отблагодарить. Кахаро добро помнит, всегда ответит.

Больше в Запани голода не знали. Как закончилась война, Йохор вернулся жив-здоров, и долго они с Кеной жили, много детишек вырастили. А Окша навсегда запомнила, как добрый Кахаро их семью спас, и своим детям и внукам про него рассказывала.

Много лет прошло с тех пор, но не исчезли вепсы. Звучит в деревнях вепсская речь, звенят на полях вепсские песни, шелестят в лесах вепсские заклинания. А деревенька Запань ещё краше стала. И каждый год, собирая урожай, вепсы не забывают сказать:

Низко мы тебе кланяемся,
Как солома,
Под ветром сгибаемся,
Благодарим тебя,
Добрый Кахаро!

__________________________________

 

АВТОР:

Ольга Вершинина

Наиболее важной темой в своём творчестве считаю любовь к природе, правильное понимание места человека в ней, приобщение к защите природы молодых поколений. Самая значимая моя публикация в этой области – детская познавательная книга «С кем дружат деревья?» (2020). Также пишу стихи на русском и вепсском языке. Победитель международного конкурса исторической поэзии «Словенское поле», победитель международного конкурса «Этноперо», победитель всероссийского конкурса «Короткое детское произведение».