От 7 лет

Норуши в старом доме

Ольга Назарова

Дом был старый, толком и непонятно, сколько ему лет, но совсем не дряхлый. Когда бабушка Аришки купила этот деревенский дом, все в семье были убеждены, что ремонтировать придется всё! Но, как ни странно, толстенные бревна, из которых дом был сложен, время никак не повредило. Крыша не текла, из окон не дуло, а огромная русская печь была полностью исправна. Аришка вообще была уверена в том, что дому они понравились, поэтому он и сам старается понравиться им! А как ещё можно объяснить то, что сколько бы покупателей не приезжало его смотреть, дом всем казался трухлявым и гнилым, откуда-то брались сквозняки, печь страшно дымила и что-то все время постукивало, поскрипывало и тоскливо завывало на чердаке. Арина отлично помнила, как агент, водивший по дому её родителей и бабулю, заметив тощего рыжего кота, прокравшегося на крыльцо, сильно толкнул его ногой и, словно в ответ, дверь дома распахнулась и чуть не стукнула агента по носу.

– Откуда здесь сквозняки берутся! – проворчал тот.

Бабушка, кошек очень уважавшая, моментально достала из машины бутерброды с колбасой, взятые в дорогу, и успела скормить рыжему коту почти всё.

– Ой, ещё кормить этого блохастого! – агент презрительно скривился.

– Давно надо было избавиться от паршивца, да все руки не доходят! Бабушка грозно нахмурилась, вытерла салфеткой руки, и глянув на дом, приняла решение:

– Дети, вы как хотите, а я этот дом куплю!

– Елизавета Сергеевна, старый он, ремонт влетит в копеечку! – попытался отговорить её Аришкин папа, но не сильно настойчиво, ему и самому дом чем-то приглянулся.

– Так, значит, мы его покупаем, и кота оставьте в покое! – Аришкина мама грозно посмотрела на агента, который собирался кинуть обломком кирпича в умывающегося на дорожке кота, чтобы его отогнать от долгожданных покупателей.

Это было в начале апреля, а в конце мая, когда у Арины закончился учебный год, её бабушка решительно заявила:

– Нечего нам с ребенком в городе сидеть, едем на дачу! Каникулы у нас! Пора действительно познакомиться с нашим домом!

И уже через неделю дом был вымыт, окна сияли, занавески были повешены, новая сосновая мебель упоительно пахла в чистых и каких-то радостных комнатах, на кухне удобно устроилась газовая плита и был испечен первый пирог.

– Фух, ну, мы с тобой, Ариш, и дали! – бабушка устало и довольно оглядывала кухню.

На старом сундуке, оставшемся от предыдущих хозяев, спал рыжий кот, который ухитрился за неделю стать уже вполне приличных размеров. На окне пристроился горшок с геранью, подарок соседки тети Ани, которая с апреля по их просьбе кормила кота Рыжика, пока они не приехали. Печь сияла белизной, и вдруг за этой самой печью отчётливо что-то затрещало.

– Ой, что это? – Арина не была трусихой, но звук был неожиданный и странный.

– Это же сверчок, солнышко. Сейчас они почему-то редко в домах появляются.

– Чего только в этом доме нет! И кот, и сверчок, – рассмеялась Аришка. – А вообще, чудной дом, правда?

Казалось, такой старый, все ремонтировать надо, а вон, папа специалистов пригласил, они только руками разводят: все цело! И, смотри, пол не скрипит, двери не хлопают, сквозняков никаких нет! Помнишь, как агенту по носу чуть не попало?

– Ещё бы! – кивнула бабушка. – Кажется, что дом притворялся дряхлым старичком, чтобы в него не въехали те, кто может выгнать и пнуть кота. Правда, Рыжик? – кот поднял голову и выразил согласие отчетливым мурлыканьем.

Вечером, Арина уже лежала в своей кровати, но уснуть никак не получалось. Она отправилась было к бабушке, но та, утомившись за день, уже крепко спала. Тогда Аришка пошла на кухню, устроилась на сундуке, поджав ноги и завернувшись в плед для уютности, начала гладить Рыжика. И вдруг услышала тихий голосок:

– А все уже спят? Нет, ты мне лапой не маши, чуть по носу не стукнул! Я тебя спрашиваю, как порядочного но́руша, а ты как мельница лапами вращаешь!

– Да тише ты! Чего вопишь на весь дом! – отвечал первому кому-то второй кто-то.

– Никто и не вопит, кроме тебя! – ответил второй. – Пойди и выгляни, вроде, они обе уже улеглись, сонного сверчка наслушались и улеглись. Я его едва нашел. Обычных, сколько хочешь, а сонного поди поищи!

Аринка потрясла головой.

– Уснула я, что ли? Мерещится не пойми что! – подумала она и посмотрела на кота.

Тот сидел рядом и спокойно рассматривал её лицо.

– Да вот и, пожалуйста, вот возьму и пойду! – первый кто-то продолжил говорить, а потом вдруг из темного угла за печью выскочила мышь! Крупная, гладкая, и почему-то на задних лапах! Девочка бы заорала от неожиданности, но как-то внезапно забыла с перепугу, как это делается. – И что? И никого и нет! Чего ты там сидишь? Вылазь давай, а то только командовать все горазды!

К первой мыши присоединилась ещё одна, степенно вышедшая из того же угла. Обе мыши деловито прошли по кухне к окну, потом ловко забрались по ножке стула на его сиденье, потом на спинку, а потом, со спинки перелезли на подоконник и вылезли из приоткрытого окна во двор. На Аришку они не обратили внимания, наверное, потому что её ноги были поджаты, а сама она была закутана в плед. Девочка проводила странных мышей взглядом и уже собиралась что-то такое сделать, закричать, убежать в комнату, или разбудить бабушку, но тут увидела явно заинтересованную морду Рыжика.

– Орать будешь? – поинтересовался он.

Ариша ахнула и рукой закрыла себе рот, с ужасом уставившись на ухмыляющегося кота.

– Разумно. Не пугайся, пожалуйста, – кот покивал головой. – Мы не опасные. Мы просто тут живем.

– А вы, это кто? И почему вы все говорите? – Арина с трудом выговорила эти простые фразы.

– Мы – это я и но́руши. А говорим почему? Ну, так удобнее, не находишь? – кот был вполне любезен.

– Даа. Правда... – Арина лихорадочно обдумывала происходящее, и наконец решила, что просто спит! И тут же почувствовала себя гораздо увереннее. Во сне можно и с котом поговорить. А что? Вполне себе приличный сон. Правда, непонятно, что такое но́руши.

– А кто такие но́руши? – она решила, не откладывая, выяснить этот вопрос, а то обидно будет, проснется и даже не поймет, про кого сон видела.

– Но́рушей ты только что на полу видела, это мыши такие, сказочные... – охотно ответил кот. – Ну, как тебе объяснить-то... Расскажу, как мой папенька о них людям рассказывал: «Если вы идете себе спокойно по дороге, никого не трогаете, а навстречу вам, так же спокойно и уверенно в себе идет крупная, гладкая, упитанная мышь, которая и не думает вас пугаться, уступать вам дорогу, бежать от вас, не кричите, и не топайте ногами, скорее всего, это не просто мышь! Вам посчастливилось встретить но́руша. Но́руши, это старинный и знатный род мышей, чаще всего встречающийся в сказочных историях. Какая же сказка без мышки-норушки? Она и подскажет, если вы к ней с уважением и кашкой, она и поможет. А то и не поможет, если вредничать будете. Но́руши есть разные, знатные и не очень, отважные, как Рипичип из Нарнии, домовитые и хозяйственные, как мышка в русской сказке про медведя. А то и глупые, как мышата из Матушки Гусыни. Именно но́рушь разбила яйцо Курочки Рябы, и в жмурки с медведем в сказке вместо девочки играла но́рушь, правда, уже совсем другая».

Кот покосился на Арину, широко открывшую глаза от удивления, пытаясь понять, сообразила ли она...

– Аааа, так это сказочные! – девочка обрадовалась. – Тогда понятно! А я-то испугалась, глупая. Сказочные, это значит, я точно сплю.

– Глупая, конечно! Ничего ты не спишь! И но́руши, и я очень даже наяву. Но́руши сказочные, конечно, но вполне реальные, а про меня и говорить нечего! Я кот из знатного старинного рода. У нас в роду почти все говорят.

– Не сплю? И коты у меня говорят, и мыши. Ну да, ну да... – Аришка рассмеялась. И ущипнула себя. – Ой! Больно.

– Могла бы мне сказать, я бы тебя царапнул! Тоже очень больно, только вот зачем?

– А, говорят, что если себя ущипнуть, то можно проверить, спишь ты или нет, – растерялась Арина. По всему выходило, что она не спит. – Ладно, пусть не сплю! Но ты вот про сказочных мышей говорил, это как возможно? Сказка это же только понарошку.

– Ну, что ты, в самом деле! Какой я тебе понарошечный кот? Да, смотри, только но́рушам такое не говори! Обидятся смертельно! – посоветовал кот, косясь на открытое окно. – Привыкай. Ты в таком доме живешь, тут много чего может быть!

– А в каком это таком доме?

– Вы же с бабушкой обсуждали это, сами внимание обратили на то, что дом необычный. Его построили для сказочницы, очень давно. Жила такая бабушка Агафья. Её муж и построил этот дом. А Агафья сказки рассказывала. Да так хорошо, что сказки здесь себя чувствовали как дома. Многие из них тут и поселились. Только люди живут меньше, чем сказки, поэтому, когда Агафьи не стало, в доме жили её дети и внуки, потом правнуки и праправнуки, а праправнук последний оказался таким редким дурнем, что дом решил продать. Мы долго искали нашему дому приличных хозяев. Вы, вроде, подходите... – кот придирчиво осмотрел Арину. – Вот вам дом и достался.

– Тоже мне «мы искали»! Не примазывайся! – раздался хмурый голосок из-под стола. Аришка опасливо глянула туда и увидела ещё одну мышку. – Ты его не слушай! Ещё чего наговорит! Никогда нельзя котам доверять! На редкость ненадежные твари. Вот сейчас, например! Чего ты молчишь, спрашивается? – мышь выскочила на середину кухни, и грозно посмотрела на кота.

– А что я должен говорить? – лениво отозвался тот.

– Представить меня должен! Как в приличном обществе! – скомандовала мышь.

– Представить? Арина, это мышь. Мышь, это Арина! – кот лениво проиллюстрировал свои слова взмахами лапы.

– Нет! Он издевается? Он точно издевается!!! – сама у себя спросила и сама с собой согласилась мышь. Она решительно влезла по пледу, свисающему с сундука поближе к Арине, которая изо всех сил постаралась не показывать страх и желание сбежать куда подальше от такого соседства. Мышь отряхнулась, встав на задние лапки, и изобразила галантный поклон. – Приятно познакомиться! Меня зовут Шурш. Я старший сын главы но́рушей, которые проживают в этом доме. А этот рыжий наглый кот, на самом деле вовсе даже не Рыжик, а Вареник. Так его мама назвала. Его отец Баюн не возражал.

– Варуш! Варуш меня зовут! – возмутился кот. – Вареник, это просто котёночно-ласкательное имя!

Аришка с трудом удержалась от смеха, опасаясь обидеть кота. Погладила его распушившуюся от возмущения шёрстку и повернулась к но́рушу.

– Очень приятно, Шурш. А как это отец нашего кота – Баюн? Баюн, он же сказочный кот, который говорит и поет в Лукоморье.

– Всё правильно, о нём и речь. Вот только поет наш Варуш отвратительно! Так что песен, как от Баюна, от него ожидать не стоит, не дождешься. И нечего на меня глазами сверкать. Все деревенские каждый год в марте уши зажимают, как только он орать принимается. Совсем медведь на ухо наступил, хоть сами медведи ни в какую не признаются, мы у них специально спрашивали. Короче, петь он не умеет, зато говорит так, что ничем заткнуть невозможно, разве что едой.

Арина только головой помотала. – Точно, я все-таки сплю! Не может такого быть, и нет такого, – подумала она.

– Да ты бы уж помолчал, серое хвостатое недоразумение! Кто петь не умеет? Я петь не умею? Да я пою как птица! – возмущался кот.

– Ага, как лебедь, например! – хитренько блеснул глазками Шурш.

– Да, вот как лебедь! Стой! Лебеди не поют, а орут! – опомнился Варуш.

– Вот и ты как они! – хихикнул Шурш, вовремя отбежав от рассерженного кота подальше. Он оказался на коленях Арины, непринужденно уселся поудобнее и продолжил разговор. – Нам действительно трудно было найти новых хозяев. Мы отгоняли покупателей несколько лет.

– А почему?

– Люди бывают уж очень разные, нам любые не подойдут! Вы подходите. Но это тебе потом мой отец расскажет.

Арина и сама себе не верила. Сон – не сон. Что с ней происходит?

– Шурш, а где вы живете? Мы мышей не видели тут. Только Рыжика, ой, прости, Варуша.

– Живем мы тут же, в доме. Не видели, потому что мы прятались. Наблюдали за вами.

– Так если вы можете прятаться, какая вам разница, кто в доме живет? Он же вас все равно не увидит?

– Разумная девочка! – раздался чей-то важный голос.

Арина подняла голову и увидела на стуле рядом крупного и важного мыша. Он явно был старше Шурша, более степенный и очень солидный.

– Это глава но́рушей этого дома, мой отец Шушар! – важно представил отца Шурш.

Шушар махнул лапой, и из темных углов около печи, вышло множество мышей. Все на задних лапах. Арина широко открыла глаза.

– Вот это да! Обычные мыши никогда себя так не ведут!

– Вот все но́руши, которые живут в этом доме, не считая самых маленьких норушат и их мам, а ещё трех совсем старых но́рушей! – широко махнул правой лапой Шушар. – Хотя нет, двух оболтусов не хватает! Куда их унесло, где твои братья? – уточнил он у Шурша.

– Шустрохвост и Сырок ничего такого не говорили... – растерялся Шурш.

– Ладно, не важно! – хотя, по хмурому выражению мордочки Шушара было очевидно, что это очень даже важно, и ушедшим без спроса но́рушам прилично попадет от их батюшки. – Мы все представляем старинный и уважаемый род но́рушей! Живем здесь уже несколько сотен лет! И занимаемся помощью сказочным персонажам, попавшим в беду в вашем мире, а также помогаем и обычным животным, которым нужна помощь. Нам иногда бывает нужно содействие людей. И уж точно не надо присутствие в этом доме посторонних.

Арина смутилась, по всему выходила, что они и есть посторонние. Она вот, например, и понятия про этих самых странных но́рушах не имела.

– Не смущай девочку! – сверкнул глазами Варуш. – Арина, посторонние, это те люди, которые нас могли бы обидеть или помешать. Ни ты, ни твои родные в эту категорию не попадают. Иначе мы бы просто не дали вам дом купить.

– Я и сам собирался это сказать! – раздраженно отозвался Шушар. – Нечего вмешиваться, когда не просят!

– А ты не затыкай мне рот! – фыркнул кот.

– Да если бы это ещё было возможно! – преувеличенно возмущенно отозвался Шушар.

– Как вы оба себя ведете! Что о нас девочка подумает! – раздался голос приятной красивой мышки, которая за секунду приструнила и главу но́рушей, и сердитого кота.

– Это моя супруга, норушка Быстролапка! – ласково представил жену Шушар. – И мама Шурша и остальных моих детей.

– Спасибо, дорогой! Арина, мы очень рады, что в дом въехали именно вы. Нам иногда будет нужна твоя помощь, а иногда и мы сможем чем-нибудь тебе и твоей семье помочь! Ты не против?

– Конечно, я с удовольствием вам всем помогу, если сумею! – кивнула головой Арина и вдруг все но́руши насторожились.

Где-то за окном раздался тонкий, пронзительный писк, а потом ещё и ещё один.

– Сырок! – ахнула Быстролапка и испуганно схватилась за голову. – Беда, кто-то напал!

Варуш стремительно вылетел в окно, перемахнув через Арину. Там, в глубине огорода, явно что-то происходило. Несколько особенно крупных но́рушей кинулись к окну. А сама Арина, решительно отбросив плед и ссадив на стол Шурша, кинулась во двор, едва успев переодеть обувь. Она бы не успела на помощь, если бы не Варуш. Кот вцепился в кого-то, пытающегося скрыться в зарослях лопуха в самом конце огромного участка, и с отчаянным мявом пытался не дать ему сбежать. Арина, слетая с крыльца, прихватила бадминтонную ракетку и, подбежав к месту сражения, ловко стукнула ракеткой по зверю, которого удерживал Варуш. Тот взвыл, выпустил Сырка изо рта и, оставив огромный клок шерсти в когтях кота, ринулся в дыру в заборе.

– Сырок! Ты живой? – послышалось слева из-за куста крыжовника, и оттуда с трудом выбрался Шустрохвост.

– Пока не знаю.... – простонал но́руш, которого только что так эффектно спасла Арина.

– Если живой, то нам совсем крышка! – последовал неожиданный вывод. – Сюда отец бежит! – голос Шустрохвоста понизился до едва различимого шепота.

– Ой-ей, что будет! – ещё более жалостно простонал Сырок и пискнул. – Тогда я до завтра не живой!

Варуш хихикнул.

– Нет, как вам это? Неживой он до завтра! Быстро приходите в себя, жулики, и мать не пугайте, а то я вас съем! – грозно рявкнул он но́рушам. Те начали со стонами выползать. Один из крыжовника, второй из зарослей лопуха, куда его выплюнул неизвестный зверь.

Позднее, когда к месту битвы прибыли почти все но́руши, выяснилось, что поймала Сырка местная мелкая и бездомная собака. Шустрохвост пытался помочь брату, но сам улетел в крыжовник, а лезли они в огород, чтобы проверить, не созрели ли ягоды ирги, что им категорически делать запрещалось. Хромая и жалко подволакивая хвосты, с распухшими ушами после грозного внушения Шушара, который уши им попросту надрал, братья долго шли до дома, а потом очень быстро исчезли за печью.

– Как их унесло! – удивилась Арина.

– Ещё бы! Их и хворостиной за такие дела могут приложить. Ночью на огород и в сад без разрешения нельзя! На но́рушей много кто может охотиться! – серьезно заметил кот. – А эти глупыши лезут, куда им вздумается! Главное, что хоть говори, хоть не говори, не слушаются! – он, важно задрав хвост трубой, неторопливо пошел вперед, но не к дому, а к зарослям справа. Арина шла за котом. Кот пролез в заросли ивняка и позвал оттуда:

– Заходи, здесь можно посидеть. Арина отвела рукой ветки с узкими серебристо-зелеными листочками и оказалась на полянке, окруженной со всех сторон плотными зарослями.

– Варуш, это же ивы? Правда? – удивилась она.

– Да, заросли ивняка. Участок большой, деревьев много, а здесь, ниже, спуск к речке есть, а там уже лес. Очень удобно. Садись, поболтаем... – он махнул лапой на бревно, лежащее около ивняка.

– Я до сих пор весь участок не осмотрела! – растерялась Арина. Она видела справа в глубине участка какие-то заросли, но что-то они ей не казались такими большими.

– А ты сама и не сможешь! – спокойно ответил Варуш. – Здесь есть места, куда можно пройти, только если тебя пригласили и провели. Так же, как и в доме. Но́руши, например, живут в междустенье. Там места гораздо, гораздо больше, чем во всем доме. Что ты так удивилась?

– Варуш, а что такое междустенье? – растерянно спросила Аришка.

– Пространство между двух стен, разумеется! – снисходительно ответил кот.

– Так там же бревна! Они что, в бревнах дырки прогрызли? Так там все равно не может быть больше пространства, чем в доме!

– Ой, да забудь ты свои представления о пространстве! Это кусок сказки, со сказочными же законами! Я вот, например, говорить не должен, но́руши тем более! А междустенье, что сказочное пространство между двух стен, ограничивается только потребностью того, кто его открывает. Надо тебе просторную комнату, значит, будет просторная комната. Надо кусок леса – пожалуйста. Нужна но́рушная нора – да на здоровье! Только вот если снаружи недружественные люди, междустенье начинает сужаться. Сказка-то от людей зависит! Вот! И тут, на участке, тоже сказочные законы действуют. Тут и кусок леса имеется, и берег речной, закрытый от посторонних. И много ещё чего. Покажу потом.

– А почему ты мне всё это рассказываешь? Это разве не секрет?

– Ещё какой! – ухмыльнулся Варуш. – Но нам сильно помогли эти два мелких бездельника – Шустрохвост и Сырок. Ты же не раздумывая кинулась их спасать, и спасла, между прочим! Так что Шушар разрешил тебе все показать. Единственное, попросил начать снаружи, в междустенье сейчас несколько шумно. Там воспитательный процесс идет. Полагаю, этим двум но́рушным охламонам некоторое время будет сложно сидеть! – ухмыльнулся Варуш.

– А как же взрослые? Мне нельзя будет им рассказывать? – вдруг расстроилась Арина. У них в семье все друг друга любили и доверяли.

– Почему же? Бабушку твою мы утром просветим. Она, по-моему, что-то такое уже поняла. А родителям расскажешь по мере необходимости.

Кот вывел её из зарослей, и они вместе пошли к дому. А в доме Арину ожидал важный Шушар, который проводил её к самой обычной на вид стене около печи, тронул её лапкой, в стене что-то щелкнуло и возникла дверь. Деревянная старинная дверь.

– Открывай! И добро пожаловать в но́рушное междустенье! – с великим достоинством пригласил Арину Шушар.

Арина, помедлив секунду, нажала на ручку и дверь мягко открылась, пропуская её в совершенно невозможное, сказочное и чудесное пространство междустенья! Она, помедлив, шагнула вперёд. Арина не знала, представить себе не могла, что этот первый шаг станет началом удивительных приключений!

________________________________________________

Продолжение сказочных приключений Арины можно почитать в книге "По тут сторону сказки. Как найти врата" на сайте ЛитРес.

 

АВТОР:

Я Ольга Назарова, являюсь автором сказки "Норуши в старом доме". Эта история про норушей является небольшим кусочком-отнорком сказочного цикла "По ту сторону сказки. Как найти врата". Я люблю читать и писать сказки, пишу уже несколько лет, и надеюсь, что в дальнейшем моих сказочных историй станет больше. Уверена, что сказки совершенно необходимы как детям, так и взрослым.