От 7 лет

Далёкое сегодня

Марина Зиновьева

На берегу моря сидел юноша и то ли рисовал, то ли писал на песке. Его движения были плавными, как волны, накатывающие на берег. Они, когда нежно, а когда и очень быстро, смывали его творения. Юноша не огорчался, а продолжал своё дело. Это было очень похоже на игру между ним и волнами.

– Что ты делаешь? – послышалось за его спиной.

– Пишу на песке, – ответил он, не поворачиваясь.

– Пишешь? Это как? – в голосе было и удивление, и озадаченность, и испуг одновременно.

– Занимательно и увлекательно! Посмотри. И стал ловко выводить на песке странные закорючки – какие-то палочки, кружочки. Набежала волна и смыла написанное, забрав закорючки с собой в глубины морские.

– Что это?

– Это слова, которые мы говорим, а я их могу написать.

– Ты что, ведаешь языком Небожителей? Разве это возможно?

– Да. Я научился. – и быстро, чтобы пришедший не задал вопрос, продолжил, – ещё моя прабабушка говорила, что её прабабушка когда-то умела читать и писать. В то время было много мест, где детей учили этому.


Удивление в глазах пришедшего нарастало, что немного смешило юношу, но он решил не останавливаться.

– Книга – это сложенные в одну упаковку листки, на которых написаны слова и нарисованы картинки. В прабушкином времени все умели читать книги и писать письма.

– Это сказки, придуманные в прошлом, – горячо затараторил пришедший, – у нас никогда этого не было! Только Небожителям в их далёком от нас, удивительном городе дано право этим владеть. Разве ты забыл?

Юноша пожал плечами, а пришедший, размахивая руками, продолжил свою тираду.

– Нам нет нужды ни читать, ни писать. Да и зачем? Нам всё показывают на экранах. Можно услышать и увидеть то, что хочется.

– Но читая, – не выдержал юноша, – ты живёшь во многих мирах одновременно! Вот послушай!

И сняв рюкзак, он вынул из него что-то непонятное.

– Вот это и есть книга! – почтительно сказал юноша, бережно поглаживая старый переплёт. Положив книгу на колени, он осторожно открыл её.



Владеет морем полная луна,

На лоно вод набросившая сети.

И сыплет блёстки каждая волна

На длинный берег, спящий в бледном свете.



А кипарисы тёмные стоят

Над морем, не пронизаны лучами, –
Как будто от луны они таят

Неведомую ношу под плащами.

Самуил Маршак "Владеет морем полная луна..."

– Красиво, – вздохнул пришедший. – Но тебе грозит опасность, – вскрикнул он. – Никому нельзя этого делать, таков закон. Небожители тебя покарают!

– Ну и что, – спокойно произнёс юноша, – зато я узнал столько прекрасного и волнующего, что хочется об этом писать и говорить, хотя бы с морем.

– Так вот зачем ты каждый вечер сюда приходишь! Я давно наблюдю за тобой. Тебе надо исчезнуть, спрятаться, ведь Небожители накажут!!!

– Не накажут, – спокойно, даже очень спокойно заговорил юноша. – Думаю, что уже давно нет никаких Небожителей. Ты разве не заметил, что детей в городе практически не видно. Мы последние, рождённые в этом мире. Везде и всюду роботы – хладнокровные, безучастные ко всему железяки, хоть и обтянуты кожей. 

– Но ведь нам в эфире передают новости из города Небожителей? Показывают, как они живут, что делают! И они нам передают приветы и говорят, что у них и у нас всё в порядке!

– Ты что, уже разучился видеть? Не можешь отличить живое от неживого? Нет уже давно на земле ничего живого, кроме природы. Мы последние из человеческого рода. До нас никому нет дела. Молчишь, и хорошо – нет проблем. А ведь всё было когда-то по-другому. Люди общались, ходили в гости, в театры. Совместно трудились и отдыхали, слушали музыку и пели, смотрели на звёзды и читали стихи.

– Но как же всё произошло?

– Что именно?

– Всё!!! – только и мог выговорить пришедший.

– Если ты про то, что я пишу? Так это всё случайно произошло. Как-то раз я поехал в старый город с экскурсией.

– В тот, что сохранился с доисторических времён, и куда уже никто не ездит?

– Да. Нам говорили и показывали, что может случиться с людьми, когда они живут не так, как предписано Небожителями. Человек читающий, пишущий, думающий, – говорили они, – довёл этот город до уничтожения. Там, и правда, всё так сумрачно, что хотелось быстрее обратно. Я отстал от группы и случайно набрёл на очень старое здание – зашёл и потерялся в его коридорах. Пытаясь найти выход, наткнулся на дверь, открыл её и оказался внутри очень большой комнаты. Не знаю как, но вдруг зажёгся свет, озарив всю комнату, и тут я увидел её величие! Это было потрясающее зрелище! Она была огромнейшая, многоярусная, с высоким, уходящим высоко вверх потолком. На каждый этаж вела лестница, а на самый верх можно было подняться на прозрачном лифте. И везде стояли стеллажи с книгами. 

Вдруг в тишине раздался мягкий голос, приглашающий меня подойти к столу, что находился посередине комнаты.

– Здравствуйте! Рады приветствовать вас в нашей библиотеке. Что хотите почитать?

– Я не умею, – поперхнувшись ответил я, – а это как?

– Ничего страшного. Мы поможем. Научим с большим удовольствием.

И я погрузился в мир, совершенно не похожий на наш. Застрял в библиотеке – это было так восхитительно, что я потерял счёт времени. Сколько часов прошло, не знаю, да я и не торопился, ведь меня никто не ждал в городе. Оказалось, мой мозг мог работать! Он впитывал всё, что «голос» мне говорил и показывал. Впитывал всю информацию: слуховую, видимую и даже ощущаемую. Да-да, ощущаемую! Каждая информация несла свой вкус, запах и мелодичность. Мой мозг учился думать, размышлять, чувствовать, фантазировать. А учили меня сначала по старенькой такой, очень старенькой, книжечке – «Букварь» называется. Понадобилось не так уж много времени, чтобы выучить букву за буквой, а потом складывать их в слова. Это так увлекательно, когда из букв, соединённых друг с другом, рождается слово за словом. И вот уже читаешь первые строчки, сначала медленно и коряво, а потом всё увереннее и увереннее. И вот уже прочитана первая книга, а за ней вторая, третья... В библиотеке невозможно чувствовать себя одиноким. Мне так хорошо было в ней находиться.

– И зачем ты тогда вернулся?

– Сам не знаю. Вдруг захотелось с кем то поделиться приобретёнными знаниями, чувствами. Но вокруг были только роботы. Я, наверное, долго отсутствовал, потому что город совсем опустел, стал неживым. И я ушёл сюда, к морю. Стал с ним разговаривать, читать книги и писать письма. Оно слушает меня и откликается на мои чувства.

Юноша опустился на песок, окунул в него руки, и на ладонях остались бугорки песка. Он чуть наклонил ладони, и с них заструился маленькими ручейками песок.

– Посмотри, сколько песчинок, и они все разные, непохожие друг на друга. И мы такие же. Разве кому-то из Небожителей было до нас дело? До отдельной песчинки, когда они стали исчезать? Разве им было нужно заботиться о каждой отдельно взятой песчинке? Они видели только горы песка, которые лежат тихо и не мешают им, не досаждают своими заботами. В своё время они сделали всё возможное, чтобы человек исчез, вымер.

– Как ты можешь так говорить о Небожителях?

– Да брось. Я же сказал тебе, что нет никаких Небожителей. И уже давно. Сами того не ведая, они загнали себя в тупик, из которого не нашли выхода. Скоро земля будет населена только роботами, а они уж постараются сделать её такой, как им хочется – неживой. Благо, ещё осталась живой природа, и я хочу ею наслаждаться, пока есть время. А как прекрасно слушать звуки природы: шелест листвы, стрекот насекомых, пение птиц. Хочешь послушать?

– А это как? – удивился пришедший, приподняв в удивление брови.

– Приходи к моей лачуге вечерком. Не побоишься?

Глаза у пришедшего вспыхнули. Юноша понял, что он нашёл единомышленника, и был счастлив – теперь он не один.

– Можно, я приду с друзьями? – неуверенно произнёс пришедший.

– Да, конечно, почему бы и нет, – ответил юноша и, повернувшись к морю, стал что-то тихо напевать и писать свои закорючки, кружочки, палочки. А море, плавно накатывая, поглощало написанное, унося в свои глубины его послание.

Вечером юноша вместе с гостями сидел на диване. Они попивали чай, приготовленный гостеприимным хозяином. Все удивлялись его аромату. То, что выдавали автоматы, было сильно переслащённой подкрашенной водой, а неведомый напиток, который хозяин называл «чаем», был горячим, очень приятным на вкус. 

– Это чай из трав, что растут неподалёку. Пейте, он вас упокоит, и вскоре вы почувствуете внутри себя тёплую приятную волну.

– Что это? – испугано выкрикнула одна из девушек и спряталась за спиной рядом сидящего.

– А это начинается музыка жизни, – улыбнулся юноша, – послушайте, она божественна.

В ночной тишине молодые люди услышали сначала тихие, а потом всё более отчётливые звуки ночного вечера. Они накатывали волна за волной: трели ночных птах, стрекот насекомых, шелест волн... Гости смотрели на звёзды, пили горячий чай, а хозяин читал стихи.

Высоко полный месяц стоит

В небесах над туманной землей,

Бледным светом луга серебрит,

Напоенные белою мглой.



В белой мгле, на широких лугах,

На пустынных речных берегах

Только черный засохший камыш

Да верхушки ракит различишь.
 


И река в берегах чуть видна…

Где-то мельница глухо шумит…

Спит село… Ночь тиха и бледна,

Высоко полный месяц стоит.


Иван Бунин "Высоко полный месяц стоит...
"

 

***

Заря прощается с землею,

Ложится пар на дне долин,

Смотрю на лес, покрытый мглою,

И на огни его вершин.



Как незаметно потухают

Лучи и гаснут под конец!

С какою негой в них купают

Деревья пышный свой венец!



И все таинственней, безмерней

Их тень растет, растет, как сон;

Как тонко по заре вечерней

Их легкий очерк вознесен!



Как будто, чуя жизнь двойную
И ей овеяны вдвойне, –
И землю чувствуют родную,
И в небо просятся оне.

Афанасий Фет "Заря прощается с землёю..."


Теперь каждый вечер к юноше приходили гости, чтобы пить его прекрасный напиток и слушать чтение стихов и музыку природы. А он, кроме стихов, стал читать им другие книги: о дружбе, любви, природе. В них были волшебники, бесстрашные герои, побеждающие зло. Приходящих на такие посиделки становилось всё больше и больше. Всем было уютно и тепло в окружении друзей.

В один из вечеров юноша объявил, что скоро их покинет и вернётся в библиотеку, чтобы пополнить свои знания. Все решили, что это произойдёт не скоро, но однажды, подойдя к дверям дома, они не увидели привычного света в окнах и поняли – он ушёл.

Стояла вечерняя тишина, в которой был слышен только шелест песка от накатывающих на берег волн. И полились стихи:


Идёт без проволочек
И тает ночь, пока
Над спящим миром летчик
Уходит в облака.


Он потонул в тумане,
Исчез в его струе,
Став крестиком на ткани
И меткой на белье.


Под ним ночные бары,
Чужие города,
Казармы, кочегары,
Вокзалы, поезда.


Всем корпусом на тучу
Ложится тень крыла.
Блуждают, сбившись в кучу,
Небесные тела.


И страшным, страшным креном
К другим каким-нибудь
Неведомым вселенным
Повернут Млечный путь.


В пространствах беспредельных
Горят материки.
В подвалах и котельных
Не спят истопники.

В Париже из-под крыши
Венера или Марс
Глядят, какой в афише

Объявлен новый фарс.


Кому-нибудь не спится
В прекрасном далеке
На крытом черепицей
Старинном чердаке.


Он смотрит на планету,
Как будто небосвод
Относится к предмету
Его ночных забот.


Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.


е спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты – вечности заложник
У времени в плену.

Борис Пастернак “Ночь”

 

– Ба, а что потом случилось? – тихо спросил внук бабушку. Они сидели на берегу моря, слушая прибой вечерних волн.

– Когда-то люди, которые любили деньги больше, чем всё остальное, решили стать Небожителями. А для этого надо было, чтобы другие на них работали и не задумывались ни о чём, кроме работы. Зачем рабочим книги? Книги им ни к чему. За них всё могут делать машины. Со временем Небожители сделали людей наподобие роботов, подменив ценности, заменив живое на неживое. Настоящую жизнь подменили компьютерной: всё есть в мониторе – сиди, слушай, смотри. Но не додумались, что это ведёт к самоуничтожению. Люди стали живыми овощами, которым ни до чего нет дела. Они постепенно вымирали и могли бы совсем исчезнуть, если бы не тот юноша – мой прадедушка, за которым пошли проснувшиеся от долгой спячки и поверившие ему молодые люди.

Волны хлынули к ногам бабушки и, нежно их обняв, откатились, унося в свои глубины её рассказ и ту любовь, которая жила в её сердце.  Эту любовь она передала внуку.
 И он услышал, как полились стихи, а бабушка улыбалась, глядя на него.

Прозвучало над ясной рекою,
Прозвенело в померкшем лугу,
Прокатилось над рощей немою,
Засветилось на том берегу.


Далеко, в полумраке, луками
Убегает на запад река.
Погорев золотыми каймами,
Разлетелись, как дым, облака.


На пригорке то сыро, то жарко,
Вздохи дня есть в дыханье ночном, –
Но зарница уж теплится ярко
Голубым и зелёным огнём.

Афанасий Фет “Вечер
”

_________________________________

 

АВТОР:

Марина Зиновьева


Являюсь членом Самарского городского литературного объединения "Парнас". Пишу рассказы, сказки, фэнтези, стихи. Сказки начала писать для внука и, вот уже более 7 лет как они знакомят детей и взрослых с окружающим миром. Сказка – это Детство, которое взрослые уже забыли и считают, что Чуда нет. Неправда! Чудеса они рядом, только надо открыть душу и принять их! И очень хочется, чтобы взрослые вспомнили свои детские ощущения и то, что они тоже были когда-то маленькими и верили в чудеса! Я в них верю!