От 7 лет

Подкроватный носок Валерий

Алексей Казорин

Третью неделю подряд подкроватный носок Валерий находился в подавленном состоянии. Все началось с того, что из обычного носка он превратился именно в подкроватного. Хозяин пришел с работы в плохом настроении и разбросал свои вещи по комнате. И так уж вышло, что Валерия он зашвырнул прямо под собственную кровать. У хозяина часто случались подобные перепады настроения, и не впервые Валера отправлялся в полет по комнате, но в этот раз вышло не очень удачно, так как на утро о нем просто забыли, хотя Анатолий Павлович очень любил свой носок. Ничего сверхпримечательного в нем, конечно, не наблюдалось: обыкновенный, серого цвета, с двумя зелеными полосками, на самую обычную человеческую ногу сорок второго размера. А по возрасту – так уже и совсем не молодой, хотя долгие дни службы никак не сказались на его самочувствии, разве что небольшая дырочка образовалась в области большого пальца. В тайне он, конечно, надеялся, что ее заштопают, но теперь было не до этого.

Три дня назад Валера отпраздновал юбилей – четыре с половиной месяца с момента покупки. Он хорошо помнил тот момент, когда его, совсем еще молодого и не умеющего ходить, хозяин купил на рынке. Был сильный мороз, и Валера помнил, как тепло ему потом было в кармане зимней куртки. А хозяин еще изредка засовывал руки в карман и легко сжимал его в своей ладони. Этот первый день надолго врезался в память носочка.

Валера знал, что всегда был любимчиком Анатолия Павловича. Он хорошо помнил, как практически каждый день он сопровождал его на работу и был неразлучен с ним до самого вечера. Нет, бывали, конечно, дни, когда хозяин оставлял его дома и надевал другие носки. В такие моменты Валерий грустил и от нечего делать висел на батарее, ну или лежал на полке в шкафу. Периодически он тусовался в корзине для грязного белья, но там было действиельно грязно, и он не любил это место. Зато сколько радости ему доставляло купание в джакузи (так он называл стиральную машинку). Ему так нравилось, когда его крутит из стороны в сторону и переворачивает раз за разом. Другие вещи кричали от ужаса, а Валера просто громко смеялся. Вокруг пузыри и бесконечное блвлбвллвбвлвбвлвб...

Все эти воспоминания скрашивали тоскливые дни и ночи. Хозяин, к слову, тоже поначалу грустил. Носочек слышал, как два или три дня подряд Анатолий Павлович, расхаживая по квартире, беспокойным голосом спрашивал: "Куда делся Валерий? Где мой Валера?"

А Валера уже просто сорвал голос, пытаясь до него докричаться. Теперь из под кровати слышался лишь протяжный жалобный писк: "Я здеееееесь." Как жаль, что люди не понимают по-носковски.

А потом началось самое страшное. Каждое утро Валерию приходилось видеть милые его сердцу, родные голые ноги хозяина, которые тот одевал в новые синие носочки. Валера просто плакал в тишине от обиды.

За эти дни он покрылся толстым слоем пыли. Все бы ничего, но на пыль у него была аллергия. Он чихнул уже сорок два раза подряд, когда вдруг пришла новая беда. В отличии от людей животные очень хорошо понимают носковский язык. Непонятно, откуда перед ним появилась серая мышка. Она была умной и сразу поняла, что перед ней не простой носок, а очень теплый. Ей захотелось утащить его к себе в норку, чтобы сделать ее более комфортной и энергосберегающей. Мышка схватила носочек зубами и потянула в самый темный угол подкроватья. Валера закричал от боли, но больше от негодования: "Не смей. А ну, положь на место. Убери свои мышиные лапы. Я скажу хозяину, он на тебя мышеловку поставит..."

Валера кричал так громко, что его крики услышала из кухни старая глухая кошка Маруська. Она в миг оказалась под кроватью и бросилась на мышку. Маруська размахнулась как следует и нанесла удар со всей силы, какая у нее ещё осталась на семнадцатом году жизни.

Конечно же, мышка легко увернулась от кошиного удара, но получилось так, что Маруська, промахнувшись, попала когтями прямо по нашему многострадальному носочку. От боли Валера схватился за пятку, но тут же сердце его радостно запрыгало. Он увидел, что Маруська, сама того не понимая, отбросила его почти на ковер. Теперь он наполовину торчал из под кровати, пыльный, израненный, но такой счастливый.

Анатолий Павлович пришел домой на обед и сразу же обнаружил своего любимца. До чего же рады были оба! Хозяин не хотел с ним больше расставаться, стряхнул с него пыль и сразу же надел на правую ногу. Валера краями своей дырочки с любовью обнял большой палец хозяина и сжал как следует. Так они не расставались до самого позднего вечера.

А на следующее утро они устроили праздник. Хозяин сразу же, без всякой корзины для грязного белья, отправил Валеру прямо в джакузи. Это было настоящее счастье. Его крутило и вертело во все стороны. Валера громко смеялся. Вокруг были пузыри и бесконечное блвлбвллвбвлвбвлвб...