Статьи о чтении

Платон Швец: о семье, книгах и иллюстрациях

Эта статья на основе беседы с художником Платоном Швецом, возможно, начало новой рубрики, где будет рассказываться о людях, семьях, чья жизнь оказалась связанной с детской книгой. Семья Швец и случайно, и не случайно открывает данную тему: встреча с художником Платоном Швецом в Мюнхене в декабре 2019 года произошла неожиданно, случайно, а то, что его рассказ открывает новую тему на сайте – это не случайность. Сложно найти ещё такую семью, где отец экранизирует детскую литературу как кинохудожник, оба сына иллюстрируют книги для детей. Даже домашние питомцы становились персонажами иллюстраций. И все-таки главное в статье – разговор с иллюстратором о его первых детских книгах, работе художника и о том, какой должна быть иллюстрация в детской книге.

 

ПЛАТОН ЮРЬЕВИЧ ШВЕЦ

– художник, скульптор, оперный певец. Самые известные работы в книжной иллюстрации – Г.Х.Андерсен «Принцесса на горошине», сказка «Лиса, Заяц и Петух», Е.Серова «Сказка о страхе» и мн.др., в том числе иллюстрации для журнала "Костёр" в 1960-1970-е годы. 

С 1979 года П.Ю. Швец живет в Германии, в России за это время его почти забыли. Правда, в 2015 году издательство «Речь» переиздало книгу Е.Серовой «Сказка о страхе» с трогательными иллюстрациями Платона Юрьевича. Единственная справочная информация, которую можно найти в интернете о П.Ю.Швеце – ЗДЕСЬ. Зато люди до сих пор делятся в интернете иллюстрациями Платона Швеца из своих любимых детских книг.

В 1956 году в Ленинграде Платон Швец вместе с братом Касьяном закончил Среднюю художественную школу при Академии художеств. В 16 лет захотел учиться пению и поступил в Ленинградскую консерваторию, а уже затем – в Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина при Академии художеств на факультет книжной графики (специальность – станковая графика, годы учебы: 1956–1962). Как и отец, Платон учился на певца и художника одновременно. В жизни пригодились оба образования. В Европе Платон Юрьевич пел и продолжает петь в опере Италии, Германии, дает концерты с трио. У него несколько концертных программ: Оперы-сказки по русским и европейским сказкам, программа по русской поэзии в опере, Пушкинская программа с ариями и романсами на стихи поэта и другие. В России у Платона Швеца концертов еще не было, но он был бы рад получить приглашение и приехать с концертом и выставкой своих картин.

 

ДЕТСТВО. СЕМЬЯ

Родился Платон в Ялте, как он сам пошутил, – на Ялтинской киностудии. Отец – советский кинохудожник Юрий Павлович Швец (1902–1972). Мама – Семенченко Галина Павловна (1909–2011) – певица, актрисса Ленинградского театра музыкальной комедии. Сыновья, старший Касьян и на два года младше Платон, дошкольное детство (1940-е годы) провели в эвакуации в Баку, жили в гостинице с отцом и бабушкой. Они видели, как на Бакинской киностудии работал отец, смотрели все фильмы, выходящие в прокат. Мама во время войны жила в блокадном Ленинграде. ПОДРОБНЕЕ.

Именно отец подарил сыновьям те книги, которые запомнились на всю жизнь. А читала книги бабушка, потому что Юрию Швецу и Галине Семенченко в 40-е годы приходилось особенно много работать, как и всем в то время.

Бабушка Семенченко Мария Александровна в молодости была петербургская модистка, очень красивая, прекрасно пела и танцевала. В 40-е годы именно она воспитывала внуков – воспитывала строго, потому что и её жизнь была сложная: она, коренная петербурженка, в молодости видела императора Николая II,  затем пережила в Петрограде первую мировую войну и Великую октябрьскую революцию, была свидетельницей всего хода революции в столице, видела революционных матросов, Урицкого, Володарского… Пережила гражданскую войну, голод 19-го года. Советскую власть не признавала. (По воспоминаниям Платона Швеца)

 

КНИГИ В ДЕТСТВЕ

Л.Д.: Бабушка читала вам в детстве, во время войны, книги? Помните какие-то детские книги?

П.Ш.: Конечно. Отец нам книги доставал в комиссионных… Например, я помню: немецкий готический шрифт, громадная книга – я, конечно, был маленький – это был такой фолиант: немецкий эпос «Неистовый Роланд». Там были гравированные иллюстрации Доре: головы летят, в лесу ведьма сидит, такие (страшные) деревья…

Л.Д.: Книга, наверное, еще 19 века?

П.Ш.: Да. Это гравюры с его рисунков. Такие гравюры я помню еще в «Гулливере». Это Касьяна была книжка в детстве.

Л.Д.: То есть ваше первое впечатление от книги – это иллюстрации Доре?

П.Ш.: Да.

Л.Д.: Не удивительно, почему вы стали иллюстратором, представляю, какое это было впечатление. Вы и книги читали прекрасные, и кино смотрели хорошее, и жили на киностудии, смотрели как работают... – понятно, почему вы с братом стали художниками.

П.Ш.: Я никогда не думал, что буду иллюстрировать. Была ещё потрясающая книга «Доктор Айболит» с хорошими черно-белыми иллюстрациями известной художницы. Меня учили читать по Бианки. Мы воспитывались на Лескове. В нашей школе училась дочь знаменитого артиста Симонова, который Петра Первого играл. Это потрясающий русский актёр – амплуа, как у Шаляпина. Потом он по радио читал Лескова.

Л.Д.: Ваша детская книга была черно-белая?

П.Ш.: Одна была у меня цветная. Она на меня очень повлияла. Я ее привез с собой (в эмиграцию). Эта книжка называется «Черногорские сказки». Там были портреты: портрет Милича Доброго, черногорского героя, воевавшего против турок. Черногорцы ведь и Наполеона победили, то есть Наполеон не мог их победить. У Пушкина об этом есть – я пою как раз этот цикл – «Песни западных славян».

Л.Д.: В вашем детстве были уже экранизации детских книг: мультфильмы, кино? Ведь был «Гулливер» 30-х годов. Вы смотрели?

П.Ш.: Так это отец мой делал. В Голливуде он получил за этот фильм премию. Ему подарили шарф – я его еще носил, когда был молодым человеком. И еще костюм или что-то такое. И подарили винчестер с полным набором патронов. Но он отказался от этого – невозможно провести. Его приглашали в Голливуд, но он отказался – семья, 30-е годы...

Л.Д.: Космические работы отца вам нравились? Отец рисует космические корабли, ракеты… Вас как ребенка увлекала эта тема?

П.Ш.: Увлекала. С детства помню рисунки отца к «Космическому рейсу» – они дома хранились. Потом Касьян отдал их в музей Чижевского в Калуге. Но больше всего отец работал над фильмами такими, как «Снежная королева», который закрыли, «законсервировали», как моя бабушка говорила. Работал над «Наместник Будды» – это монгольская (история). Он ездил в Монголию и привез потрясающие большие акварели. Они до сих пор хранятся у нас.

 

РАБОТА ИЛЛЮСТРАТОРОМ. ОБ ИЛЛЮСТОРАЦИИ В ДЕТСКОЙ КНИГЕ

Братья Платон и Касьян вместе учились в школе, затем в Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина при Всеросссийской Академии художеств. Касьян Юрьевич выбрал специализацию – иллюстратор, а Платон Юрьевич – станковую графику.

П.Ш: Каждый семестр я делал композиции – они у меня все сохранились. Литография делается на камне, поэтому даёт возможность переделывать, рисовать чёрным, а потом на другом камне – цветные. Мой диплом на сюжеты волшебных сказок Шарля Перро двухцветный, то есть на него ушло два камня. Я сделал пять иллюстраций к трём сказкам: "Золушка", "Кот в сапогах", "Красная шапочка". Позже, работая в издательстве "Просвещение", делал иллюстрации к сказкам "Рикке-Хохолок" и "Синяя Борода".

Платон Юрьевич в студенческие годы делал литографии к сказкам Р.Киплинга и «Барону Мюнхгаузену» Э.Распе.

Платон Швец "Барон Монхаузен". Литография сделана на 2-ом курсе института


В 1960–70-е годы братья Платон и Касьян вместе работали, были и совместные проекты в издательстве "Просвещение": "Повести Белкина", букварь для северных народов, за который получили премию и др
Платон Швец в эти годы, до эмиграции, работал иллюстратором в издательствах "Детская литература", "Просвещение", в журнале "Костер".

 

Для издательства "Просвещение", 1960-1970-е годы


Л.Д.: Как вы, специалист по станковой живописи, стали художником-иллюстратором?

П.Ш.: Я учился, и делал иллюстрации к сказкам, потому что с детства я любил сказки и животных. Животных я любил почему? Тоже книга – «Домино» Сетона-Томпсона. Он англичанин, который жил в Америке и потрясающе знал индейцев и природу, американскую, – северо-запад Америки. «Домино» – это про жизнь серебристой лисицы. Мне нравилось, потому что это и рассказ о смене времен года, но как будто глазами зверей. Показана их жизнь, но они наделены еще душой, человеческим характером. У него есть очень известная книга – сборник рассказов, который называется «Животные-герои». Но у меня была книжка толстая, довоенное издание, и почему-то синей краской тогда было модно делать рисунки. В детстве я рисовал зверей. Мама моя собирала всех несчастных животных. Под конец жизни она говорила, что все-таки животные лучше, чем люди. Я всю жизнь делал сказки, даже в журнале "Костёр" и в букварях, рисовал животных и лишь помогал брату с образами детей. И до сих пор я делаю сказки. Последние годы работаю над русской сказкой "Лиса, Заяц и Петух", сказкой Гауфа "Калиф-аист", над "Сказкой о Мёртвой царевне" Пушкина. В детстве я наизусть знал сказки Пушкина, их прекрасно читала нам мама, потому что она была актриса.
 

Екатерина Серова "Сказка о страхе", художник Платон Швец (изд. "Детская литература", 1967; изд "Речь", 2018)


Л.Д.: 
Ваши иллюстрации рассчитаны на то, что мама с ребенком будут их рассматривать: какая колыбелька у мышонка – из орешка; домашняя, уютная люстра в норке – из колокольчика; мама-мышка пальчик подняла – что-то говорит, воспитывает…

П.Ш.: Способность любоваться идет от способности рассматривать: видеть, смотреть... Недаром книгу сейчас переиздали – в ней есть очень многое.

Посмотрите фрагмент беседы о новых иллюстрациях к сказке "Лиса, Заяц и Петух". Этими иллюстрациями мог бы любоваться не только ребенок, но и его родители. К сожалению, они пока не увидели свет, и мы представляем их впервые:


Многие иллюстрации Платона Швеца требуют от ребенка внимательности, умения созерцать. Предлагаем погрузиться в две иллюстрации к сказкам Шарля Перро "Рикке-Хохолок" и "Синяя Борода" – обратите внимание, кто спрятался в рукавах Рикке, а кто за деревом, а у Синей Бороды рассмотрите плащ, датали замка, карету... Эти иллюстрации при вдумчивом рассмотрении разворачиваются в целый сюжет, по ним можно досочинить сказку, которая обычно скупа на подробные описания, жертвуя ими ради динамичного действия. Именно художник помогает нам остановиться, вообразить и понять гораздо больше, чем при чтении или пересказе. Умение видеть и трактовать детали поможет ребенку в будущем быть не только внимательным читателем и зрителем, но и хорошим аналитиком.


Иллюстрация Платона Швеца к сказке "Калиф-аист" немецкого сказочника ХIХ века Вильгельма Гауфа поможет ребенку не только почувствовать колорит средневекового мусульманского востока, но и познакомиться с главным жанром исламского изобразительного искусства – книжной миниатюрой. Над этими иллюстрациями Платон Швец работает в настоящее время. Они довольно большого размера, очень красивые и сделаны с мастерством ювелира: многочисленные детали этих иллюстраций нужно рассматривать неторопливо, погружаясь в мир дворца багдадского калифа. Очень хочется, чтобы такая красивая книга в будущем увидела свет.


Л.Д.: 
Какова роль иллюстрации в детской книге? 
Иллюстрация должна помогать ребенку понять книгу, дополнять её? 

П.Ш.: Я художник, и у меня зрительный мир немного обширней, побогаче, чем есть в тексте, поэтому я вставляю в иллюстрацию своё, но то, что не в коем случае не противоречит написанному, а только дополняет его. Как карлик в «Принцессе на горошине» – он не мешает здесь, а дополняет: как на самом деле это было (см. ниже видео "Принцесса на горошине" – Л.Д.). Это очень важно для того, кто иллюстрирует. Когда ты получаешь текст, иногда, прямо сказать, очень посредственный, а отказаться нельзя: маститые художники в издательстве все отказались, а ты начинающий. Вот, например, «Серебряная птица», «Северная гостья» – я из них сделал что-то.

Вольт Суслов "Северная гостья", художник Платон Швец (изд. "Детская литература", 1965)


Л.Д.: 
А как вам работается над такими книгами? Одно дело, вам нравится произведение, а другое дело, когда вы чувствуете, что оно не дотягивает до какого-то художественного уровня? Как вы себя чувствуете при этом: вы должны, наверное, полюбить этот текст?

П.Ш.: Например, было в книге про галку. Я узнал многое про галок: что у них голубые глаза, как они закрываются, какие у них перья, клювы, чем они отличаются от ворон, хотя они вороновые тоже – все это природа, она «полна-полна чудес» (слова из арии Берендея, которую поёт Платон Юрьевич (опера «Снегурочка» Н.А.Римского-Корсакова)). Книга «Северная сказка» – в ней у меня хороший слон. С тех пор я знаю, чем отличаются индийские слоны от африканских: не только ушами – про уши все знают, но и лоб другой.

Л.Д.: То есть хороший художник должен быть еще и немного ученым? Мне кажется, сейчас нет такой иллюстрации: современные художники иллюстрацию для детей часто упрощают или делают на компьютере.

П.Ш.: Чтобы рисовать животных, сколько я рисовал в зоосадах! Почему для детей надо упрощать!? Почему дети вырастают в лучшем случае инфантильными, а в худшем случае вообще не знают ни жизни, ни природы – ничего. И не умеют наблюдать, созерцать.

Л.Д.: А что наблюдать в упрощенных, компьютерных иллюстрациях?

П.Ш.: Правильно. Это всё не жизнь, не живое. Можно смеяться над этим: что такое «жизнь» – это же не двигается. Но вы вот сказали, и мне запомнилось, что отличается старая, советская, книжка от современного переиздания, что там глубина, а эта – поверхность. Это цифровая печать. Это отчуждение от природы, в конечном счете – от человека.
Я хочу еще сказать, что вся наша цивилизация знает изобразительное искусство: оно было уже в древности. Изобразительное искусство начиналось как иллюстрация. Первые картины греков – это иллюстрации мифив, истории, рассказанной Гомером. В средние века иконопись, великий Джотто... – это иллюстрация божественного. Самого Бога пытались изобразить и изображение получилось портретным.

 

ПОРТРЕТ В ИЛЛЮСТРАЦИИ

В книгах Платона Юрьевича много портретов знакомых, нередко встречаются и автопортреты. Например, в «Принцессе на горошине» почти все персонажи портретны. Для читателя не обязательно знать, что изображенный герой – чей-то портрет. Важно, что в таком персонаже есть свой характер, в нем дышит жизнь, у него есть судьба – в нём есть, что рассматривать, о чем думать.

Платон Швец рассказывает о работе над книгой "Принцесса на горошине":


В иллюстрациях Платона Швеца увидим и портреты животных. Об одном из них нужно рассказать: его жизнь и судьба заслуживают внимания: родился при Наполеоне, пережил две мировые войны, революцию и голод 1919 года, выжил в Ленинграде во время блокады, и сегодня хранится в музее блокады «А музы не молчали…» в школе № 235 – в витрине, подаренной специально для него директором Эрмитажа Борисом Пиотровским. Попугай Жако.

 

Касьян Швец, Галина Семенченко с попугаем Жако

П.Ш.: "Жако подарил маме её приёмный отец, когда ей было примерно 5 лет". (То есть примерно в 1914 г. – Л.Д.)

Касьян Швец: «Доживал свой век Жако там же на 3-й Советской, в семье брата. Скончался он в 75-м году. <…> По совету таксидермистов Платон показал чучело орнитологу в Зоологическом музее. Тот внимательно изучил ноги Жако и пришел к выводу: "Попугаю более двухсот лет! Он же современник Наполеона и Ломоносова!.."» (подробнее о попугае Жако в интервью Касьяна Швеца)

Попугай Жако стал персонажем иллюстраций в книге "Иголкины братья" (1964). 

 

ЛЮБИМЫЕ ХУДОЖНИКИ

Л.Д.: Кого вы считаете своим учителем в живописи, кто ваши любимые художники?

П.Ш.: Художники Возрождения. Мой любимый художник – Боттичелли.

Л.Д.: Это заметно: в его картинах тоже много деталей.

Сравните:

Вот так, через иллюстрацию, в жизнь ребенка входит высокое искусство, развивая хороший вкус, любовь к живописи.

П.Ш.: И Эдмунд Дюляк. Он был одно время очень моден, потому что это югендстиль. Когда я был молодой, у меня была книжка, изданная в 31-м или 36-м году, отец её где-то купил в Баку. Там были вставные иллюстрации, потрясающе сделанные. И я себе сказал: если я буду рисовать, то хочу так. Мне нравится элегантность. Это слово «элегантность»… – сейчас им пользуются производители одежды. Я дал себе тогда слово: я буду так же рисовать, как он, но лица я буду делать иначе. Мне только лица не нравились. Он рисует, как в югендстиле. Иногда югендстиль называют модерном, но для меня модерн – это Малевич, Кандинский, Татлин…

 

_______________________________________________

С другими работами Плтона Швеца можно познакомиться на нашем видео канале на youtube, где создан ОТДЕЛЬНЫЙ ПЛЕЙЛИСТ: 

Иллюстрации к сказкам для журнала "Костёр"
Картина и иллюстрация по сказке французской писательницы Мари-Луизы Вэр (Marie-Louise Vert).
— Скоро появятся другие видеоролики.